Главная → Статьи по пчеловодству → Содержание пчелиных семей и сезонные работы на пасеке → Технология А.И.Демко по содержанию и подготовке пчел для использования главного взятка с кипрея.

Технология А.И.Демко по содержанию и подготовке пчел для использования главного взятка с кипрея.

Изучение опыта предыдущих поколений

Обильный корм

Наращивание пчел весной

Открытая подкормка -"стол для всех"

Отстройка сотов

Использование роев

У таежного сибирского пчеловода Алексея Ивановича Демко мне пришлось быть дважды.

1959 год, июнь. Только что началась семилетка…..

Шли годы. С каждым новым сезоном Демко набирал темпы. К концу семилетки он далеко вы­рвался вперед. 180 килограммов меда от каждой из 160 пчелиных семей! 24 тонны 680 килограммов товарного меда, 337 килограммов топленого воска! Семилетка проверила его силы, укрепила веру в себя и принесла высокое признание народа. Пре­зидиум Верховного. Совета Союза ССР присвоил ему звание Героя Социалистического Труда с вру­чением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

И вот я опять в колхозе «За коммунизм», Бого­тольского района, Красноярского края.

1966 год, весна. Та же знакомая таежная пасека, те же гари, из которых, кажется, и до сих пор не выветрился и не смылся дождями едкий запах ды­ма, та же светлая, как слеза, торопливая река Аргудат, преградившая путь огню и спасшая тайгу от страшного лесного пожара. Но сидим мы уже в новом бревенчатом доме, срубленном крепко-накрепко самими пчеловодами, у стены радиоприем­ник, о котором мечтали они тогда.
Когда заговорили о планах на пятилетку, Демко сказал:
– Поднялись мы высоко. Надо закрепиться. Об этом и думаем.

И перевел разговор на другое.

– На Кубани давно уж отцвели сады, в Под­московье пчелы несут обножку с орешника и мать-и-мачехи, а у нас метели бушуют, как в феврале, морозы ночью лютуют двадцатиградусные, снег лежит белый, как сахар, совсем почти не тронут солнцем.

Он помолчал, видимо, крепко досадуя на такую несправедливость природы.

Редко выносим ульи из зимовника в конце апреля. Чаще 5–6, а иногда и 10 мая. Уж слишком долго лежит на пасеке снег. А ведь что только мы с ним ни делаем: раскапываем лопатой, топчем ло­шадью, посыпаем золой. Каждый час дорог, не то что день. Воздух уже хорошо прогреется, подска­кивает температура в омшанике, которую мы с трудом снижаем и то лишь благодаря холодным ночам, а пчелы все еще сидят взаперти. Столько мук и такая задержка! Ведь до цветения кипрея у нас остается всего лишь около восьми недель, да и то не очень благоприятных. А к взятку требуется нарастить как можно больше пчел и расплода.

Я вспомнил, как тогда, 7 лет назад, во второй половине июня, выпал у них снег и завернули такие холода, что многие опасались за кипрей.

– У нас много трудностей, с которыми пчело­водам средней полосы не приходится встречаться. Но из них мы выделяем три, которые и определяют все наши методы, – это очень длинная и суровая зима, короткий период роста семей, единственный и к тому же непродолжительный взяток. Напря­женные условия.

Он задумался.

– Мы крепко-накрепко усвоили (на горьком опыте, между прочим), что семьи благополучно переносят нашу зиму и энергично развиваются вес­ной, если у них много меда, конечно, добротного и без примеси пади. Капля пади при такой продол­жительной зимовке, как наша (она часто тянется более 7 месяцев), действует на пчел, как яд. По­нос, пусть он и не заразный, уносит у пчел много сил, ослабляет семью. Жди потом, пока она окрепнет.

Обильный корм – это основа основ, без кото­рой никакие другие приемы не дадут хороших ре­зультатов. Мы поэтому не знаем ни гибели пчел от голода, ни гнильца, ни нозематоза. Есть у нас ми­нимум на зимне-весенний период – 26 килограм­мов меда на семью. 18 из них оставляем в гнезде с осени, а 8 – даем весной. Держим, кроме того, по 5 килограммов страхового меда (на случай слабо­го главного взятка или плохой осени). Этот фонд обновляем ежегодно и считаем неприкосновенным. Но практически кормовые запасы мы значительно увеличиваем. Знаем, за пчелой не пропадет, она всегда с процентами возвратит. Зимуют семьи обыч­но неплохо еще и потому, что с осени идет много неизработанной пчелы. Молодые матки (мы боль­ше, чем у половины семей ежегодно заменяем ма­ток перед главным медосбором) усиленно кладут яйца вплоть до холодов. Значит, главное для успеш­ной зимовки – обильный корм, молодые пчелы и, конечно, нормальные температурные условия в зи­мовнике – от нуля до плюс 2–3 градусов при от­крытых верхних летках.

Демко помедлил, словно собираясь с мыслями, и сказал:

Весной семьям, как воздух, нужно тепло. Я да­же не знаю, что в это время для них дороже – мед или тепло. Тем более, что погода меняется чуть не каждый час. Поэтому гнезда сразу же после вы­ставки сильно сокращаем: не оставляем ни одной лишней рамки, и хорошо утепляем. Без этого у нас семьи не растут.

А массу наращиваем обманным путем. Ранней весной пчелам на гарях нектара почти невозможно добыть. Ивняки у нас – не медоносны: их губят за­морозки. А как без взятка развиваться пчеле? Прав­да, пыльцы избыток. Ее несут не только с вербы, одуванчика, но и с хвойных, особенно с пихты. Не­обходим принос нектара хоть в небольшом количе­стве, но постоянно, регулярно. Тайга его не дает, поэтому приходится вводить искусственно. Иначе у нас нельзя. Начинаем давать подкормку после глав­ной весенней ревизии. Прежде мы просто под­ставляли рамки с медом в гнезда и считали, что делали все. Но оказалось, есть иной, более сильный способ воздействия на семью. Надо заставить пчел вступить с кормом в более тесный контакт – вно­сить или перетаскивать его с места на место, иначе говоря, работать с медом. Собственно, этого же до­стигают и пчеловоды в многокорпусных ульях, ко­гда меняют корпуса местами. Как во время взятка возбуждается семья, появляется небывалая до это­го активность. Так семьи отзывались на подстановку в гнезда раскрытых рамок. Срежешь бывало печат­ку и поместишь сот за диафрагму, а на другой день заменяешь таким же маломедным.

Пользовались и кормушками. Уж очень много времени отнимали эти подкормки. А потом поду­мали: в тайге пасек не густо, да и расположены они примерно в 5 километрах друг от друга, пчелиное воровство почти исключено, попробуем открытую подкормку или, как мы ее назвали – «стол для всех». Выдолбили из пихты корыта, отнесли их мет ров за 300 от пасеки за кусты и дали медовую сы­ту. Но предварительно договорились с соседними пчеловодами, чтобы и они давали подкормку пче­лам в те же самые часы. Получилось как нельзя лучше. Пчелы насухо вылизали корыта и вновь по­шли на цветы, и не было никаких признаков воров­ства. Наоборот, казалось, даже пчел-воровок не стало. Семьи росли быстро. Первые дней десять да­ем медовую сыту высокой концентрации (1 : 1). Это пополняет запасы и облегчает пчелам выпаривание воды. Около литра сыты приходится на семью. При­мерно с 20 мая, когда большая часть гнезда бывает занята расплодом и кормилицам требуется много воды, сыту даем более жидкую: одну часть меда на две части воды. Концентрацию постепенно снижа­ем и доводим до соотношения 1 : 4. Подкормку да­ем до тех пор, пока пчелы не откажутся от нее. Это! бывает обычно с зацветанием малины, а иногда да­же кипрея. Но малины у нас немного, да и то она что-то нам стала изменять. В этих условиях все за­пасы печатного меда и скармливаемого весной пчелы расходуют на себя и на расплод. У семей, содержащихся в двухкорпусных ульях, расплодом занимается по 15 и более рамок, а в 12-рамочных– не менее 10.

А как охотно строят соты! Ни одной трутне­вой ячейки. Белые как береста. Расширяем гнезда только искусственной вощиной. Погода долго не ус­покаивается. Ночные заморозки, холодные утрен­ники, продолжительные понижения температуры – обычное явление. Поэтому увеличиваем гнезда ос­торожно, чтобы не остужать. Первую рамку с ис­кусственной вощиной ставим с краю гнезда (на 5– 7 день после начала подкормки), пока пчелы не приведут в порядок все то, что у них есть. Через 2–3 дня, когда они частично оттянут ячейки, рамку переносим к расплоду, а на ее место вновь помеща­ем с листом вощины. И так, пока не заполнится гнез­до. Из сильных семей свежие соты отбираем и за­меняем на вощину. Отнятые рамки подставляем ос­лабленным во время зимы, или бывшим нуклеусам. Когда и у этих семей гнезда укомплектуем, у силь­ных продолжаем отбирать свежие соты. Сберегаем их на складе для новых семей или ставим во вторые корпуса под мед. Во время кормления пчелы до от­каза загружаются строительными работами. Семьи отстраивают по 10 рамок с вощиной. Обновляются гнезда, удлиняется период роста, усиливается его энергия, оттягивается роение. Ройка у нас начинает­ся перед медосбором,

Демко пришел к выводу, что роением, если уж оно так необходимо пчелам и они без него не могут обойтись, надо воспользоваться. Всеми способами оттягивая срок его наступления (обновление и рас­ширение гнезда, загрузка пчел строительными рабо­тами, усиление вентиляции через верхний леток и др.), он дает пришедшим в роевое состояние семь­ям отпустить лишь по одному рою. За счет роев пополняет пасеку, благодаря роению меняет маток. Когда роев больше, чем надо для увеличения числа семей, соединяет их по два-три. Если до взятка с кипрея есть еще время, роям-медовикам дает две рамки с медом, а остальным – с искусственной во­щиной. Если взяток начался – еще два пустых сота в гнездо и магазин или второй корпус с сушью. Рои-медовики по продуктивности не уступают не­роившимся семьям. Иногда рой (чаще поздний) он рассыпает по нескольким роившимся семьям, ино­гда возвращает в материнскую семью, предвари­тельно выломав у нее лишние маточники и уничто­жив старую матку в рое. Семья использует на медо­сборе все свои резервы.

И. Шабаршов

Журнал „Пчеловодство”, №3, издательство «Колос», Москва. 1977 г.

<< В начало раздела

Обговорить на форуме >>

Обговорить  открытую подкормку пчел >>

Общие работы по содержанию и уходу за пчелами

Конец зимы, начало весны. Работы в начале весеннего развития

Лето. Использование главного медосбора

Конец лета, осень. Подготовка к временному физиологическому покою

Зима. Зимний уход за пчелами