Главная → Методы пчеловодства → Предупреждающие роение → Биологические обоснования метода двухкорпусного содержания пчел

Биологические обоснования метода двухкорпусного содержания пчел

КарникаСуществование вида медоносных пчел обеспечивают не отдельные пчелы, матки и трутни, давно утратившие способность к одиночной жизни, а целые, семьи, ко­торые на современном этапе развития выполняют роль индивидуальных организмов вида. Следовательно, пчели­ная семья должна иметь и имеет закономерности разви­тия, свою специфическую наследственность. Как и всякий живой организм, пчелиная семья требует для своей жизни и развития определенных условий существования и вполне определенно реагирует на них. Чем полнее удовлетворяется потребность семьи в тех или иных условиях, тем она лучше развивается и, развиваясь, быстрее вырастает до максимальных размеров, обеспечивающих большие сборы меда.

Эффективность двухкорпусного содержания пчел пре­жде всего объясняется тем, что этот метод позволяет соз­дать пчелиной семье для ее роста и накопления большого количества меда ряд важнейших жизненных условий.

Обычно нормальная пчелиная семья летом увеличи­вается в 3–4 раза, а осенью (в период подготовки к зи­мовке) в такой же мере уменьшается. На зимовке коли­чество пчел еще несколько уменьшается, и весной, после выставки из зимовника, пчелиные семьи имеют самую меньшую силу, а затем вплоть до главного медосбора растут.

В условиях Кемеровской области сильные семьи уже к концу мая и началу июня целиком заполняют гнездо 12-рамочного однокорпусного улья (на рамку размером 435x300 мм) и начинают роиться. Однако, если семьям создать все необходимые условия для дальнейшего их роста, что легко достигается своевременной постановкой вторых корпусов при наличии в природе хотя бы слабого взятка, то они могут, не переходя в бездеятельное роевое состояние, накапливать большую силу к главному медо­сбору.

Обобщив производственный опыт и эксперименталь­ные данные Кемеровской опытной станции за 1944–1952 годы, мы пришли к выводу, что роение как врожден­ный инстинкт проявляется главным образом вследствие тех или иных неблагоприятных внешних и создающихся под их влиянием неблагоприятных внутренних условий для роста семьи.

Существующее до сих пор мнение о невозможности поддержать сильные семьи в состоянии роста до главного медосбора лишено всяких оснований. Это мнение зиждется на неправильном понимании закономерностей развития пчелиной семьи и базируется на отсталой технике пчело­водства.

Роение проявляется только при определенных вну­тренних и внешних условиях, тормозящих рост пчелиных семей. Следовательно, необходимо понять эти условия, изменить их в соответствии с потребностями пчел, и семьи будут расти вплоть до главного медосбора. Этот вывод справедлив, по крайней мере, для сибирских таежных пчел.

К такому выводу мы пришли, во-первых, на основа­нии массового опыта. Из практики известно, что на пасе­ках роятся далеко не все семьи и при этом не каждый год. Наиболее сильные семьи, весом 6–7 кг, имеющие яйце­носких маток, сравнительно легко удержать от роения путем содержания в просторных ульях. Достаточно появ­ления сильного медосбора или наступления похолодания, и пчелы уничтожают ранее заложенные ими же самими роевые маточники.

Во-вторых, обобщение производственных данных по применению двухкорпусного содержания, рассчитанного на выращивание сильных семей, показывает, что в подав­ляющем большинстве семей довольно легко удается избе­жать роения без ущерба для наращивания силы семей. Об этом свидетельствуют многочисленные сообщения пче­ловодов, публикуемые в журнале «Пчеловодство».

В-третьих, необязательность роения в пчелиной семье биологически оправдывается наличием особого свойства так называемой «тихой смены маток», при которой дости­гается обновление матки и непрерывный рост семьи без перехода в роевое состояние.

В-четвертых, специальные опыты, поставленные Кеме­ровской опытной станцией в 1950–1952 годах, показали, что если в природе существует хотя бы слабый взяток (с привесом контрольного улья от 0,5 до 1 кг в сутки!), то, при наличии всех прочих необходимых условий для роста семей, они легко сами выходят из роевого состояния, не уменьшая выращивания расплода.

В опытах 1951 и 1952 годов наиболее показателен тот факт, что когда семьи имели силу около 3 кг и занимали тесное гнездо из 10–11 рамок, у них наблюдалась наи­большая склонность к роению. Это происходило главным образом при задержке дальнейшего расширения гнезд. После уничтожения маточников и устранения причин, тормозящих рост семей, они снова начинали расти, до­стигали силы 5–7 кг и уже не переходили больше в рое­вое состояние. Таким способом, после однократного сры­вания маточников, в 1951 году возвращено в состоянию роста 14 семей, после двухкратного — 3 семьи, после трехкратного — 3 семьи, а в 1952 году соответственно 8 и 4 семьи.

В итоге из 34 семей, находившихся в опыте 1951 года, ни одна семья не роилась, а их сила и яйцекладка маток непрерывно увеличивались до наступления в июле глав­ного взятка (рис..

В 1952 году такой же опыт проводился на 5 пасеках. В нем участвовали 104 семьи, из них отроились только 8, и то лишь потому, что при постановке вторых корпусов пчеловодом были случайно просмотрены маточники. Остальные 96 семей нормально росли до главного медо­сбора.

В последние годы пчеловоды опытной станции С. М. Таскаев и И. М. Горпиненко, благодаря умелому применению двухкорпусного содержания, допускают выход роев почти только в тех случаях, когда это необхо­димо для опытных целей, и получают самые высокие сборы меда в районе расположения обслуживаемых ими пасек.

Конечно, задача науки и практики заключается в том, чтобы для лучшего управления роением пчел вообще не допускать закладки роевых маточников. Уже теперь в подавляющем большинстве семей наши пчеловоды этого достигли. Однако отдельные, а иногда и многие семьи еще могут закладывать роевые маточники, и срывание их, вопреки держащемуся отрицательному мнению пчелово­дов и специалистов, является важным средством преду­преждения роения в том случае, конечно, если одновре­менно семьям создаются все условия для продолжения их роста.

Если таких условий не создано, простое срывание маточников только затягивает роевой период, причиняет пчеловоду много лишних хлопот, так как семьи не выхо­дят из роевого состояния и рост их останавливается. Со­вет — сохранять маточники в семьях, перешедших в рое­вое состояние, и давать этим самым возможность по­быстрее отроиться — целиком основан на устарелой точке зрения, которая доказывает, что роение вызывается главным образом избытком пчел-кормилиц и потому является неизбежным и неотвратимым для каждой сильной семьи.

Кроме того, до сих пор считалось, что в семье, го­товящейся к роению, матки резко сокращают яйцекладку за 10–15 дней до вылета роя, который обычно выходит вскоре после запечатывания первых маточников. Также считалось неизбежным резкое уменьшение сбора меда в семьях с роевым состоянием. Поэтому предоставление возможности отпускать естественные рои семьям, зало­жившим первые маточники, оправдывалось тем, что этим сокращался казавшийся неизбежным бездеятельный пе­риод для матки и пчел.

Ошибочность этих положений вскрыта нашими иссле­дованиями, результаты которых приводятся ниже, в таб­лицах 1, 2 и 3.

Таблица 1. Изменение среднесуточной яйценоскости маток в семьях, перешедших в роевое состояние

Из таблицы 1 видно, что из 43 учтенных семей в 20 среднесуточная яйцекладка маток после перехода в роевое состояние не только не уменьшилась, а наоборот, увеличилась. В 15 из 23 семей снижение яйцекладки составило всего 100–400 яиц в сутки, что не имеет практи­ческого значения и могло быть вызвано другими причи­нами. Так, например, если роевая пора совпадает с жар­кой погодой и отсутствием взятка, то яйцекладка маток всегда уменьшается, даже в семьях, не имеющих роевого состояния. Кроме того, снижение яйцекладки может быть объяснено приближением срока вылета роя. Более точ­ные учеты путем фотографирования печатного расплода, проведенные в 1950 году, показали, что снижение яйце­кладки маток за 2–3 дня до вылета роя наблюдается обязательно.

Для характеристики хода яйцекладки маток приведем данные по одной семье, в которой печатный расплод фо­тографировали 3 раза.

Примерно такие же цифры получены по 6 семьям, роившимся в другие сроки.

О количестве меда, собираемого пчелами в роевом и рабочем состоянии в начале роевой поры и в конце ее, показывают данные, приведенные в таблицах 2 и 3.

Таблица 2. Сбор меда семьями, находившимися в роевом и рабочем состоянии, на пасеке №5 в начале июня 1950 года

Таблица 3.

Эти данные говорят о том, что и по сбору меда далеконе все семьи снижают свою работу в роевом состоянии, а если их сравнить с равноценными семьями, не имею­щими роевого состояния, то почти никакой разницы не обнаруживается. Бывает, что некоторые семьи и в роевом состоянии собирают самое большое количество меда на пасеке. Например, пчеловод колхоза имени Маленкова, Барзасского района, Кемеровской области, тов. Капралов давно заметил, что отдельные семьи в роевом состоянии собирают наибольшее количество меда, и эти семьи он из года в год размножает у себя на пасеке.

Тщательные учеты и наблюдения в течение 4 лет по­казали, что чем моложе маточники, тем легче возвратить семью в состояние роста. И если срываются мисочки с яичками или маточники с однодневными либо двухднев­ными личинками, то при одновременном создании необ­ходимых условий для роста абсолютное большинство семей выходит из роевого состояния сразу или же после повторного срывания маточников.

Наилучшие условия для роста семьи создаются при расширении гнезда постановкой вторых корпусов. Усло­вия, обеспечивающие семье дальнейший рост при двухкорпусном содержании пчел, мы и рассмотрим.

«Достижения науки и передовой опыт в пчеловодстве», Сельхозгиз, Москва, 1954 г.

<<Предыдущая статья                                         Следующая статья>>